Рудольф Нурев

На прошлой неделе объявили, что заполнять театры в Москве теперь можно на 50%, и расторопная @idlena меня умело пнула в нужном направлении.

Фантастика... через пару дней я уже сижу на роскошном представлении в Большом и думаю, что об этом непременно надо написать!

Балет «Нуреев» композитора Ильи Демуцкого в постановке Кирилла Серебренникова и Юрия Посохова – это смесь жанров, что-то новое, завораживающее и впечатляющее.

Нуреев - талантливейший, одиозный, всемирно известный, блистательный. И, судя по всему, очень несчастный человек.

Свою танцевальную карьеру он начал только в 17 лет! Для балета это невероятно поздно. Талант, нечеловеческая работоспособность и через несколько лет он - солист.

Советские рамки были тесны для личности такого масштаба, и Нуреев, первым из русских звезд, за одну секунду меняет свою жизнь и весь мировой балет.

За «плохое поведение» Рудольфа решают вернуть в Москву прямо в аэропорту, когда все остальные продолжают свой путь из Парижа в Лондон. Он был готов покончить с собой, однако танцор принял другое решение. Прямо в аэропорту он просит политического убежища во Франции. Хрущев был в бешенстве.

Свобода, абсолютное признание и обожание публики, 300 выступлений в год. Полная вседозволенность, чрезмерная роскошь, высоченные гонорары, беспорядочные связи. Нуреев бил все рекорды: ни один танцовщик ХХ века не танцевал столько, сколько он, а однажды его вызывали на бис 80 раз. Он славился отвратительным характером и крайней невыдержанностью, ненавидел неточности, мог просто не поймать балерину, например. Сама виновата - ошиблась.

Ему приписывают романы с Фреди Меркьюри, Микком Джаггером, Элтоном Джоном, Ив Сен Лораном и даже с Даном Маре!

Он был бурным и ненасытным не только в танце и личной жизни. Также жадно он скупал дома, квартиры и предметы роскоши. «Неистовый татарин», как его называли, был увлечен декорированием интерьеров и коллекционированием.

Интерьеры, конечно же, отражали его самого. Пафосные, вычурные, эклектичные, переполненные деталями, роскошью, искусством, и почему-то какие-то немного печальные. Словно неестественные.

Апартаменты на Манхеттене Нурееву помогала декорировать сама Жаклин Кеннеди. Китайские обои, венецианские люстры, картины, смесь орнаментов, скульптуры.

Квартиру в Париже на набережной Вольтера, с видом на Лувр, делал для Нуреева итальянец Эмилио Каркано. Это смесь всего со всем: классика, неоготика, восток и запад. И здесь яркое, кричащее, показушное. И здесь Нуреев - восточный фараон или хан, утопающий в богатстве.

А вот любимое место Рудольфа - это небольшой дом, как будто русская дача, на острове в Карибском море (Сент-Бартелеми) с террасами и без лишнего декора. Здесь звезда отдыхал от шума, читал, размышлял. Здесь он и болел. Возможно, здесь он чувствовал себя настоящим, скучающим по любимой маме, одиноким и уставшим.

Нуреев успел купить целый архипелаг Ли Галли рядом с побережьем Амальфи. Причём приобрел он его у наследников Леонида Мясина, русского танцовщика, гостем которого на островах был сам Ле Корбюзье!

Нуреев серьезно и лично занялся реконструкцией, сам выбирал материалы. От прежней модернистской лаконичности не осталось и следа.

Нуреев прожил всего 54 года и умер от СПИДа. Его жизнь была яркой вспышкой, смесью ослепительного таланта и неиссякаемой энергии. Даже могила его необычна. Она выполнена из мозаики в виде сундука, накрытого восточным ковром.

Похожие интервью